Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

"- А я вообще не живу жизнью. Жить жизнью грустно: работа - дом, работа - могила... Я живу в заповедном мире моих снов. А жизнь - что жизнь?..Практически, жизнь - это только окошко, в которое время от времени выглядываю.
- И что там видно?
- Да так, нифига. Муть всякая." ("Асса")
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:03 

2015, зима. Запись №17


Cкачать Inti-Illimani La exiliada del sur бесплатно на pleer.com


Твоя гитара под обманчиво нежными пальцами стонет, как земная женщина. В твоём левом ухе золотая серьга, поблескивает сквозь отросшие тёмные пряди, а в волосах запуталась веточка жасмина. Я плачу без слёз, глядя в твои глаза — глаза кота, мечтающего стать домашним. Моя душа кричит громче, чем гитара в твоих руках, но разве я могу открыться? Моя печаль скрыта под платком, которым я никогда тебе не махну.
Между нами — расстояние вытянутой руки. Оно же — бездонная пропасть причин и условностей.
Я не могу склонить голову на твоё плечо, не будучи побитой камнями. Моя вина уже в том, что у меня слишком большое сердце. Моя беда в том, что люди забыли, как дарить любовь.
Во мне слишком много любви. Она течёт в моих венах как золотая река, и на кончиках моих пальцев расцветают розы. Где розы, там и шипы; где шипы — там и кровь. Я умоюсь кровью, смешанной с золотом и слезами, утру лицо розовыми лепестками и краем монашеского покрывала. Помолюсь в ночи о спасении твоей души.

Прости меня, Отче, ибо я согрешила.

23:34 

Из очень давнего.

"Болезненный, полупрозрачный. Хрупкий и ломкий.
Как у тебя хватает сил ползти дальше?
Болеть за других, всем существом своим болеть - до самых кончиков пальцев наполняясь жгучим, сжигающим, задыхаясь в судороге, - зачем?
Ты всё равно никому не помог.

Я удивляюсь тебе.
Ты шепчешь "Ohev otah", надеясь, что тот самый, одинокий, услышит в шуме ветра шорох твоих пересохших губ.
Зачем?
Ведь ты не видишь, ты во тьме, один.

А я смотрю на тебя сверху - и не понимаю." (с)

01:46 

2015, зима. Запись №12


Download Jean Michel Jarre Diva for free from pleer.com

Стоило сделать лишь один шаг за порог — и дверь исчезла. Словно растворилась, окончательно отрезав путь назад.

Там было мало света — лишь поднеся руки к самому лицу, можно было с трудом разглядеть собственные пальцы. Там было много звуков, даже чересчур — журчание струящейся по стенам воды, стук срывающихся с потолка капель, странные шорохи, всхлипы, шепотки... Назойливый женский голос, читающий французскую диктовку, жеманный, искусственный, пошлый. Запах мокрых газет. И плесени. Пушистые островки её слабо фосфоресцировали на стенах...

Лотта шла вдоль этого бесконечного коридора, изредка касаясь кончиками пальцев мокрых стен. Иногда влажная бумага под пальцами сменялась набухшим от воды деревом — по обе стороны коридора располагались двери, сотни и тысячи, но все — заперты. С тех пор, как она остановилась у одной из них и приникла ухом к неровной поверхности, гадая, что внутри... с тех пор она даже была рада, что они заперты. «Ещё не пришло время их открыть.»

Идти становилось всё труднее. Доски пола становились всё более ветхими, прогнившими, ноги скользили в мокром мху... К запаху сырости добавился запах разложения. Вы знаете, как пахнут сгнившие надежды, мысли и мечты?..

Наконец вдалеке забрезжил слабый свет — коридор резко поворачивал направо, и источник света находился там. Закусив губу, мокрая и растрёпанная, выпачканная в грязи девчонка сделала шаг за угол, изо всех сил стараясь не выдавать страха и держать глаза открытыми. Пальцы спрятанных за спиной рук сжались в кулаки, скомкав игральную карту, боль от впившегося в ладонь кольца слегка отрезвила.

Зеркало. Тусклое высокое зеркало в тяжёлой витой оправе. Свечи в канделябрах.

И он по ту сторону стекла. Насмешливый призрак в цилиндре и чёрном фраке, гость с другой стороны, растягивающий бледные тонкие губы в острозубой усмешке. Пергаментный свиток в руках, и перо уже успел обмакнуть в чернила... Просто подпиши.

Листерман улыбался. У него было немало клиентов, но эта малышка — просто чудо. Всего один безрассудный росчерк чумазой ручонки — и ещё год юной, сильной, бурлящей жизни скроется в его бездонном жилетном кармане, а она даже не поймёт, что меняет бриллианты на гнилушки. Эта наивная дурочка всегда делала за него большую часть его работы, а ему только и оставалось, что изредка одобрительно шептать ей на ушко свои колыбельные.

Листерман улыбался. Но улыбка медленно стекла с его лица, уступая место недоброму оскалу, когда она подала голос.

- Я имею право на слово, верно?..

00:40 

2014, осень. Запись №10.


Listen or download Becoming Insane for free on Pleer


Он приближался к границе Мира — энергичная, пружинящая походка, капельки наушников, растрёпанные волосы цвета морской соли на прибрежных камнях, сапфировое кольцо на большом пальце и мягко покачивающиеся серьги в левом ухе — три ряда блещущих в солнечных лучах прозрачных камней. Обжигающе-ледяной — как блеск смертоносного клинка в тёмной подворотне, с улыбкой, которая никогда не предвещает ничего хорошего.
Граница Мира, созданного маленькой скво, место, которое он по праву считал своим — в лучах закатного солнца оно сводило Густава с ума. Безжизненный скалистый обрыв, напоминающий край зубастой пасти давно почившего чудовища, окрашивался в алое — по камням стекали густые потоки цвета, весь ландшафт принимал вид иссечённой плоти, воздух как будто наполнялся запахом свежей крови, от которого так кружилась голова...

Густав танцевал. Скрытый от посторонних глаз, отгороженный от звуков внешнего мира, он танцевал, яростно, неудержимо — полу-танец, полу-борьба с невидимым противником. Иногда в руках оказывался кнут — и бешеный танец превращался в исступлённое самоистязание. Одежда — в клочья, кожа — в лоскуты, в глазах — лишь экстатическая ярость и жажда разрушения. Шаг за шагом — свист, щелчок, брызги крови на бледном лице. Шаг за шагом — всё ближе к краю Мира, обрывающегося в Ничто. Крупный синий камень в лучах уходящего солнца отбрасывает странный отблеск на это безумное лицо. Побелевшие от напряжения пальцы разжимаются, кнут глянцевой змеёй падает на камни... Бьорклунд делает роковой шаг.

И летит вниз, пронзая Пустоту, сквозь Пространство и Время, теряя последнее подобие человеческого облика, сливаясь с вихрями энергии. Он не испытывает страха. Он — вечен.

@музыка: Infected Mushroom - Becoming Insane

00:19 

2013, лето. Запись №7


Listen or download Bjork All Is Full Of Love for free on Pleer



Вокруг, насколько мог охватить взгляд, мягко покачивалось море искрящейся в солнечных лучах травы. Ветер, тёплый и ласковый, как голос матери, укачивающей младенца, касался плеч, щёк, губ, унося с собой каждый выдох.

На маленьких детских ладонях расцветали целые миры. Отблески новых галактик отражались в доверчивых голубых глазах. Время послушной атласной лентой скользило меж пальцев, чертящих в вечернем воздухе замысловатые фигуры. Босая белокурая малышка танцевала на вершине холма, меж двух деревьев-близнецов, несмело касающихся кончиками пальцев-ветвей остывающего неба.

Каждое движение отзывалось сотней новых гармоний звука и света, каждый вздох – новой жизнью в мириадах вихрей, уносимых рекой Времени. Капельки пота, соскользнувшие с разгорячённых щёк, оживляли бесконечные мёртвые пустыни, укрывая безмолвные пески покрывалом цветов, орошая тишину водопадом переливчатых отзвуков Жизни. Каждый стук сердца – гимном Творца во всех мирах по ту и эту сторону Мироздания.

Беспечный танец в разнотравье, невинная радость бытия.

Руки-крылья, готовые обнять Вселенную.


Двое на склоне холма преклонили колени, держась за руки.

@музыка: Bjork – All Is Full Of Love

21:33 

2011, весна. Мимолётное.

***


Грохнуть тяжелыми сапогами о стойку в кабаке - ноги выше головы задрать, гаркнув во весь голос - бармен, виски мне, ладную крепкую бутыль медово-обжигающего янтаря! да шлюху - побойчее и побесстыжей, готовую поспорить с самим стариной Джеком в крепости...
Я трезв, кристально трезв, ослепительно трезв - и так же зол, как остро отточенный клинок - лишь коснись и прорежет насквозь, засочится алое....
Не прикасайся ко мне - просто жги меня, милая, сожги дотла, до черноты твоих нескромных глаз, а я буду пить и пить, глотая седую смерть завитками дыма из бумажных гильз.
Я зол, чёрт побери.
Сожги меня, я хочу умереть этой ночью.

***

23:24 

2012, весна. Запись №4. Лотта.


Listen or download Sekai no Yakusoku for free on Pleer




Кристоф сидел возле открытого окна – солнце медленно поднималось из-за горизонта, ветер трепал непослушные светлые вихры. Во дворе, среди зелени, мелькало белое пятно – платье Лотты.

Вот она играет в мяч, вот – прыгает по нарисованным на замшелых плитах дорожки клеткам, а вот – качается на качелях, всё выше и выше, к самому небу, и эта наивная улыбка, и голубые глаза, круглое детское лицо - в ореоле белокурых волос. Лотта никогда не повзрослеет.

Губы дрогнули, по щеке поползла горячая солоноватая капля – скорее смахнуть рукой, пока она не обернулась. Пусть смеётся. Лотта никогда не станет взрослой.

Пальцы вцепились в край подоконника – до боли, царапаясь о холодный шершавый край, - я же хотел как лучше. Я пришёл, чтобы помочь. И не смог. Просто оттолкнул с дороги, сделал выбор сам, не дав ей сказать ни слова. Она ничего не скажет – она уже и думать позабыла о том заледеневшем июльском полудне, лишь иногда поутру на подушка бывает мокрой от слёз – он всегда приходит к ней во сне…

Тяжёлая ладонь легла на плечо – он тоже здесь. Даже не глядя, я могу видеть его улыбку – но увидеть её по-настоящему никогда не смогу. У него свои истории. Но он тоже любит её, я знаю – сколько бы ни называл её «глупой девчонкой».

Лотта подбежала к окну, держа что-то в сложенных лодочкой ладонях - хитро улыбнувшись, подняла руки к небу и раскрыла ладони. Два белых мотылька вспорхнули с доверчивых детских рук, закружившись в налетевшем тёплом вихре, уносясь вдаль. Склонив голову, посмотрела на братьев – не ссорятся ли опять?..

Лотта смеётся. Лотта навсегда останется ребёнком.

@музыка: Yumi Kimura - Sekai no Yakusoku (Instrumental)

00:26 

2016, зима. Запись №18

Неутомимые волны бьются о берег снова и снова, слизывая хрустящие песчинки, холодная белая пена тонким кружевом покрыла босые посиневшие ноги. В твоих неподвижных глазах отражается седое усталое небо, и слёзы неба катятся по твоим впалым мертвенно-бледным щекам. Твои веки не опустит дружеская рука. Ты один в этом безмолвном сером мире, и только холодное море омоет твоё тело и обрядит в пенный саван. Ты устал бороться.
Там, на горизонте, где небо сливается с водной гладью, уже поднялась могучая волна, что смоет тебя, как песчинку, с этого пустынного берега, и забвение покроет навеки твоё имя.
Тебя звали Кристоф.
Разве это кому-нибудь важно?

Где-то, на краю мира, угрюмый воин сломил свой меч о скалы, и тяжёлый перстень, сверкнув на прощание сапфировыми гранями, уже летит в пропасть. Волосы цвета морской пены покроет монашеский клобук, а бездонные синие глаза потеряют свой цвет. Печать вечного молчания скуёт уста.
Мрачные каменные стены станут его пристанищем. Смирение отныне единственный его путь.
Его звали Бьорклунд.
Разве это кому-нибудь важно?

Ты поднимаешься на холм среди моря шелестящей под ветром травы. На тебе подвенечное платье, в светлых волосах запутался полевой цветок, и глаза твои по-прежнему светлы, как июньское небо. Маленькая скво, счастлива ли ты?
Тебя зовут Лотта.
Только это им важно.


Cкачать Хоральная прелюдия фа минор бесплатно на pleer.com

00:25 

2016, зима. Запись №18

Неутомимые волны бьются о берег снова и снова, слизывая хрустящие песчинки, холодная белая пена тонким кружевом покрыла босые посиневшие ноги. В твоих неподвижных глазах отражается седое усталое небо, и слёзы неба катятся по твоим впалым мертвенно-бледным щекам. Твои веки не опустит дружеская рука. Ты один в этом безмолвном сером мире, и только холодное море омоет твоё тело и обрядит в пенный саван. Ты устал бороться.
Там, на горизонте, где небо сливается с водной гладью, уже поднялась могучая волна, что смоет тебя, как песчинку, с этого пустынного берега, и забвение покроет навеки твоё имя.
Тебя звали Кристоф.
Разве это кому-нибудь важно?
Где-то, на краю мира, угрюмый воин сломил свой меч о скалы, и тяжёлый перстень, сверкнув на прощание сапфировыми гранями, уже летит в пропасть. Волосы цвета морской пены покроет монашеский клобук, а бездонные синие глаза потеряют свой цвет. Печать вечного молчания скуёт уста.
Мрачные каменные стены станут его пристанищем. Смирение отныне единственный его путь.
Его звали Бьорклунд.
Разве это кому-нибудь важно?

Ты поднимаешься на холм среди моря шелестящей под ветром травы. На тебе подвенечное платье, в светлых волосах запутался полевой цветок, и глаза твои по-прежнему светлы, как июньское небо. Маленькая скво, счастлива ли ты?
Только это ему важно.


00:49 

2015, осень. Запись №15.


Download Jean Michel Jarre Ethnicolor 1 for free from pleer.com

Мне хотелось бы рассказать тебе сказку о том, что у меня внутри. Вывернуть наизнанку себя, как белый плащ с кровавым подбоем. Подарить все свои тайны. Слышишь, как бьётся моё сердце?
Представь себе глубокую пропасть меж двух изрезанных пронзительным ветром скал, похожую на бездонную пасть, полную острых зубов — пасть доисторического чудовища, живущего от начала времён. Я танцую на проволоке, соединяющей эти громадные челюсти, способные перемолоть меня, как муху. Над моей головой хлопают кожистые крылья — в грозовом небе кружатся птеродактили, умершие миллионы лет назад.
Ты слышишь, как бьётся сердце?
Нет ничего проще времени. Оно течёт сквозь меня, как пламенная река, осыпаясь искрами с кончиков моих пальцев. Оно свивается в упругие кольца, как исполинская змея, всё туже сжимая меня в своих объятиях. А я лишь танцую на проволоке между тем краем и этим, я чувствую биение сердца Великих Вод, сотрясающих исполинские стены.
Ты хочешь знать, что у меня внутри? Не бойся, мне не будет больно.
Внутри меня миллиарды галактик. Мириады Солнц. Россыпи планет. Неродившиеся миры. В нужный день Река Времени подхватит их и вырвет из моих глаз. Они расцветут на моих ладонях. А пока я просто танцую на туго натянутой проволоке и слушаю крики крылатых тварей над моей головой.
Тебе страшно? Мне тоже, немного. Страшно, что ты сейчас зажмуришься и представишь, что ничего этого не видишь. Что всё это иллюзия и обман. Поэтому на моих губах нарисован замок. Поэтому я не могу рассказать тебе сказку о том, что у меня внутри. Вывернуть наизнанку себя, как белый плащ с кровавым подбоем. Подарить все свои тайны.
Слышишь, как бьётся моё сердце?

Мне не нужны крылья, чтобы лететь.

22:34 

2015, лето. Запись №14.


Download The Windmills Of Your Mind for free from pleer.com







Россошь встретила их дождём.

Слёзы неба стучали в стекло, дрожала ложечка в стакане, едва слышно звеня.



В карманном зеркальце отражается глаз и часть щеки — кто это?..

Лотта смешно дёргает плечиком, захлопывая зеркало. Это может подождать...какое-то время. Но рано или поздно и с этим придётся разобраться.



Мимо проносятся города и посёлки, люди и судьбы пролетают мимо в спешке и суете, вращается голубой шарик, такой хрупкий и нежный в неистовом сиянии ревущей звезды. Дрожит ложечка в стакане.



Старый дом с замшелой оградкой остался далеко позади, во времени и пространстве, впереди – хитросплетение железнодорожных путей. Эй, стрелочник, это я, Лотта, машу тебе рукой из окна проходящего поезда, – просто махни в ответ. Может, мы никогда больше не увидимся, но я улыбаюсь тебе, надеясь, что стрелка будет счастливой.



В моём билете не указан пункт назначения. Сегодня я просто доверюсь своей удаче. Кольцо с синим камнем тихо дремлет в шкатулке, Валет Бубен – между страниц старой, прошитой вручную книги с пометками на полях и множеством закладок... но я ничего не забываю. Никто не умирает, пока память о нём живёт.



Я помню.

02:03 

2015, весна. Запись №13


Download Jessica Lange Gods and Monsters for free from pleer.com


Огни свечей с сухим треском взметнулись к потолку — тени судорожно заметались по стенам, зеркало тонко зазвенело, нехотя отражая преображающуюся реальность.
В воздухе поплыла задумчивая туманная дымка, окутывая изящно задрапированную в драгоценную ткань женскую фигуру. Легкий шелест шёлковых складок, отблески бриллиантовых капель, ласковое касание невесомых перьев... Небрежный жест затянутой в тонкую перчатку руки — по стенам и потолку пробегает лёгкая рябь, и плесень, грязь и копоть уступают место мраморным панелям и колоннам и искусным росписям, пол под мелькающей в клубящемся тумане туфелькой разглаживается в блеске отполированного паркета. Лукавый взгляд поверх полураскрытого веера...
Листерман вздрагивает и отшатывается вглубь зеркала, вытягивая вперёд руки, заслоняясь от этого невыносимого сияния. Она смотрит ему прямо в глаза, будто в душу, да только нет у него души.
Едва уловимый вздох срывается с подкрашенных губ, и откуда-то издалека начинает звучать музыка — неустанное биение ритма сплетается с вибрацией струн, и огни свечей колеблются в такт... Лотта поёт — и голос её разносится далеко, наполняя собой длинные пустые коридоры с тысячами тысяч дверей. Двери распахиваются с лёгким хлопком, и смутные тени слетаются туда, где сияние огней и манящий стук живого сердца, где в клубах цветного дыма стоит она — сотворившая этот мир. Тени окружают её, тянут к ней руки, как озябший человек — к языкам пламени, но её взгляд прикован к тонкому силуэту в чёрном фраке по ту сторону зеркала, сегодня она поёт только для него.
Листерман заметался за зеркальной стеной, закрывая уши ладонями, отчаянно бросился вперёд, взвыв в бешенстве — зрачки сузились, рот растянулся в острозубой гримасе, черты лица исказились, теряя сходство с человеческими. Но она лишь продолжала петь, слегка покачиваясь в медленном танце, безмятежная и прекрасная, в окружении свиты теней.
«Она...победила...»
За его спиной из клочьев холодного тумана соткалась фигура — костлявая ладонь легла на плечо. «Даже ты связан правилами Игры.»
Потоки чернильных слёз заструились по звероподобному лицу — упав на колени, Листерман бился в припадке бешеной злобы, но был бессилен.
А голос всё разрастался, набирая силу, и маленький придуманный мирок больше не мог выдерживать этот напор — исчезли и зеркало с канделябрами, и колонный зал, и свита теней, — рассыпались в мириады мельчайших блёсток, и налетевший порыв ветра развеял всё.


Девочка, которая не должна была повзрослеть, стала наконец взрослой.

03:05 

изображение






***

Великий Дух прерий благосклонно улыбается, когда ты выходишь на охотничью тропу. Быстроногий, как лесной олень, бесшумный и опасный, как затаившаяся рысь, ты всегда возвращаешься с великой добычей. Твои стрелы не знают промаха, как и стрелы твоих глаз.

Маленькая дочь шамана приносит тебе отвар из трав и ягод — пунцовая ли это краска на её щеках или смущённый румянец?.. Её брат задумчиво смотрит на тебя сквозь языки пламени.

Где-то среди мятущихся теней у Большого костра слышится голос твоего брата. Звонкие Песни — так зовут его в племени. Беспечно Смеющимся называют.

Глядящий Вдаль, будущий Великий шаман, протягивает тебе трубку. Горьковатый дым струится клубами, уносясь в небеса...



***


17:16 

lock Доступ к записи ограничен

Здесь живут бесплотные образы, ожидающие своего воплощения.

URL
01:22 

2014, осень. Запись №11


Listen or download O Death [Supernatural OST] for free on Pleer



Это был самый обыкновенный июньский полдень — на первый взгляд. Казалось, ничто не предвещало беды, но если бы беспечная троица обратила взоры к горизонту, то заметила бы стремительно сгущающиеся тучи.

Лотта баюкала на коленях пухлого сонного щенка — из тех, что ещё слишком малы, чтобы резвиться и играть. Тонкие детские пальчики перебирали мягкую короткую шёрстку, щенок подслеповато щурился на ярком солнце, то и дело тыкаясь мордочкой в колени девочки.

Кристоф задумчиво раскладывал пасьянс — руки двигались как в замедленной съёмке, переворачивая карты одну за другой, — пасьянс и не думал сходиться. Устало потерев лоб, Йоргенсен со вздохом смешал карты, оглянулся. Бьорклунд, по обыкновению, курил, опираясь на перила крыльца. В последние дни он был как-то особенно неразговорчив.

Самый обычный июньский полдень, один из многих, но всё же что-то было неуловимо не так. Что-то гнетущее нависло над домом, ощущение надвигающейся бури, предгрозовое гробовое молчание. Остался только шелест карт, сопение щенка, едва слышимый шорох тлеющей сигареты — на фоне мёртвой тишины.

Мысль об очередном пасьянсе вызывала головную боль. Поморщившись, Кристоф перетасовал карты и принялся строить карточный домик, переглядываясь с Лоттой, всем своим видом демонстрировавшей живейший интерес и величайшую степень одобрения. Карта за картой, ярус за ярусом... За спиной послышались шаги, и в тот же момент над столом будто промчался порыв ветра — взметнулись белокурые локоны, карты дождём посыпались в траву. Укоряющий взгляд. «Что же ты наделал...»

В ответ — лишь молчаливый кивок в сторону. Лотта спрыгнула со стула, прижимая щенка к груди. Яркий полдень померк, и по земле пополз леденящий холод, покрывая инеистой изморозью траву.

Она стояла у покосившейся деревянной оградки и улыбалась своей странной улыбкой, которую никак нельзя было назвать весёлой. От её присутствия замирало дыхание, а сердце начинало биться так медленно, словно прятало свой стук; время превратилось в тугую ленту, а воздух стал похож на вязкую массу, застревающую на пути к лёгким. Всё живое кругом замерло в страхе, повторяя в безумной надежде: «Не меня, прошу тебя, только не меня, не меня и не сейчас, молю.»

Нет! - три голоса слились в надрывный, надломленный аккорд, но слишком поздно. Щенок плюхнулся на траву и забился под стол, едва слышно поскуливая.

Йоргенсен и Бьорклунд рванулись было — остановить, защитить, закрыть собой, — но тщетно: мягкий взгляд, полный сожаления, едва заметное покачивание головой... Защитник развеялся облаком сигаретного дыма, верный паж — осыпался смешанным с сухими листьями песком. Осталась лишь беспомощная маленькая девочка с широко распахнутыми глазами, в глубине которых жил уже много лет скрываемый страх.

«Ты должна вернуть себе то, что твоё по праву. Ты вернёшься туда одна и встретишь опасность достойно — лицом к лицу, без попыток увильнуть или сжульничать. Ты храбрая девочка...»

Призрачная фигура растаяла клочьями серого тумана, и на дом вновь обрушился водопад солнечных лучей и звуков. Маленькая девочка сидела, прислонившись спиной к двери старого дома и плакала навзрыд — безудержно, безутешно, — сжимая в руках кольцо с крупным синем камнем и игральную карту — Валета Бубен.

02:17 

2014, зима. Запись №9.


Прослушать или скачать Royksopp What Else Is There? бесплатно на Простоплеер

Он бежал по лабиринту зеркал. Тяжёлое дыхание разрывало лёгкие, мышцы сводило судорогой, в ушах – лишь шум крови, оглушительный стук собственного сердца в леденящей тишине. Откуда-то сверху низвергались потоки воды, как будто кто-то позабыл закрыть небесные краны. Тяжёлые струи били по плечам, заливали глаза… Лабиринту не было конца.

Холодные, бездушные стёкла с жестокой честностью отражали одно и то же – мятущуюся беспомощную фигурку, искажённое гримасой испуганного плача лицо. Он бежал от самого себя, но не мог закрыть глаза и остановиться – для него это слишком похоже на смерть.

А она бежала за ним по пятам, не бежала – бесшумно скользила, - и лишь холодный, пристальный взгляд, вонзавшийся ему между лопаток, выдавал её присутствие. От человечка пахло страхом и болью. Но он не сдавался и бежал, хотя знал, что выхода из лабиринта зеркал нет. Что рано или поздно поднимется в глубине зеркальных коридоров тонкий силуэт в чёрном фраке – и настанет время платить по счетам.

«Как долго ещё ты будешь обманывать самого себя?..»

Голос был тише падения капли воды в мягкую землю, но потрясал сильнее грохота водопада. Как кислота вытравляет борозды в металле, как змеиный яд поражает плоть, он убивал последние слабые проблески надежды.

В горле поднялся комок, тело скрутила судорога – он упал у зеркальной стены, беспомощно хватая ртом воздух, царапая слабеющими пальцами мокрое стекло. Отражение исказилось – тонкие губы его змеились в улыбке.

«Я – это ты… Однажды тебе придётся смириться.»

***

Метавшийся на подушках больной наконец открыл глаза, в глубине его зрачков плескался ужас…но звёзды по-прежнему таращились с небес, беспечно звеня. Этот мир покойно спал, не ведая дурных снов.

@музыка: Royksopp – What Else Is There?

02:30 

2014, зима. Запись №8.


Прослушать или скачать Неизвестен Восточная мелодия бесплатно на Простоплеер

Шум базара давным-давно стих, иссиня-чёрный купол неба заполнили звёзды, теснясь, толкаясь и едва слышно звеня в нетерпении – мириады крошечных зорких глаз пронзили тьму ночи, пристально следя за едва притихшей, но не остановившейся жизнью. Издалека доносилась музыка – и звону звёзд вторил звон лёгких браслетов на ногах танцовщиц, звон золотых кубков и счастливого смеха.

Хозяин маленькой чайханы на самой окраине базара, седенький старичок в халате, цвет которого из-за многочисленных пёстрых заплат уже было и не узнать, суетливо устраивал на ночь своих беспокойных гостей.

- В этом городе всегда так шумят по ночам? – тяжёлый перстень с синим камнем глухо звякнул о край скромной пиалы с холодным чаем. Камень синий-синий, как бездонные воды Великого Моря, как глаза этого чужеземца.

- Столица ликует – сегодня великий праздник, эфенди. – Назим скромно поклонился, протягивая гостю плошку с пловом. Тот лишь покачал головой, белая как снег прядь волос упала на глаза, пиала жалобно всхлипнула в сжавшихся пальцах – со стороны подушек донёсся слабый хриплый стон.

- Он тяжко болен, эфенди, и ни одна живая душа не возьмётся излечить его. Его разум охвачен пламенем, и сердце разрывается на части, тяжкие думы окутывают его, подобно грозовым облакам – даже смеху маленькой госпожи не удаётся проникнуть в его опечаленную душу. Всё что мы можем – лишь ждать и молить Всевышнего о благополучном исходе.

- Аминь. – в низком мрачном голосе что-то словно надломилось. Гость, резко поднявшись, вышел на улицу и остановился у входа, глядя в небо. «Привык не показывать слёз», - догадался Назим.

- Говорят, если действительно веришь во что-то – оно становится истиной. Верьте, эфенди, и да хранит вас Всевышний. Спокойной ночи.

Чужеземец уселся на пороге, задумчиво пересыпая сквозь пальцы горсть дорожной пыли и по-прежнему глядя в нахально таращащиеся с высоты глазки звёзд. «Верить... Никто из нас не умеет верить даже в самого себя.»


***



Назим считал, что телескоп превращает небо в блюдце, а звёзды – в крупный горох, и был по-своему прав. Он просто верил в это.

01:10 

2012, осень. Запись №6.


Listen or download Unheilig Halt Mich for free on Pleer




- Послушай же!..

Маленькая светловолосая девочка бежала вдоль полосы прибоя вслед за удаляющейся широкоплечей фигурой в тёмном плаще. Споткнувшись, упала, испачкав колени и ладошки в мокром песке, но, упрямо сдвинув брови, поднялась – и снова побежала, на ходу утирая грязным кулачком мокрые щёки.

- Ведь это же я, неужели ты не видишь?.. Это я, я!..

Он даже не обернулся. Ни взгляда, ни слова. Просто застыл, глядя вдаль, на закат, и море слизывало песчинки с острых носков его ботинок. Краткая передышка – и он вновь продолжит поиски принцессы, которую потерял в собственных снах.

За полу плаща ощутимо дёрнули.

Маленькая замарашка стояла рядом, сжимая вымазанными в песке пальцами дорогую ткань и пачкая её. Волосы растрёпаны, белёсые бровки нахмурены, щёки покрыты полосами размазанной грязи и сбиты коленки. Нетерпеливо тянет за плащ, глядя прямо в глаза, не по-детски серьёзно, а уголок рта кривится и нос предательски хлюпает.

- Ты ничего не понимаешь, девочка. Уходи, оставь меня одного с моей печалью.

С брезгливой гримасой разжав побелевшие пальцы, комкающие кромку плаща, легонько толкнул ладонью в плечо. И ушёл, не оглядываясь. Ветер заглушил её голос.


Наутро подушка опять была мокрой от слёз.

@музыка: Unheilig - Halt mich

01:55 

2015, осень. Запись №16.


Cкачать Afghan Jalebi - Ya Baba - бесплатно на pleer.com

Ты пришёл в мой сон нежданным. Незваным в мой сон пришёл.
Не свежим ветром ворвался, нет, змеёй стелясь, проскользнул. Зачем ты здесь? Зачем смущаешь и без того неспокойный мой сон?
Смотришь — и не мигаешь. Что смотришь? Зачем пришёл?
Смотри! Смотри — грешная я. Хмельная безумная ведьмина дочь, нет мне тихого счастья нигде, нет покоя. Приклонила я голову в тени, под сенью укрылась — а покоя всё нет. Беспокойная я, шальная.
Усмиряю себя, в голоде держу, в покаянии — да только рвётся изнутри клич безумный, бичуй, не бичуй эту вожделеющую плоть — всё одно, горит огнём день и ночь. Отвернись, не смотри — стыдно мне.
Танцую я, а по щекам слёзы градом катятся. Горячие слёзы, тяжёлые, свинцовые.
Улыбка твоя сладкая, как мёд, и острая, как кинжал, что у сердца храню. Глаза твои бесстыжие... В руках твоих, как птица, бьюсь — пусти, не твоя.
И сладко, и страшно мне в эту ночь. Шёл бы ты, парень, прочь, не будет тебе добра от моей любви. Оставь сны мои, не тебе со мной гореть адским пламенем.
Чур меня, чур.

01:22 

2012, лето. Запись №5.


Listen or download Papa Jag Jayega for free on Pleer



Терпкий полумрак душной южной ночи. Небо, усыпанное звёздами, едва пробивающийся сквозь неустанное биение ритма шум моря…подведённые тёмным глаза, слишком узкие босые ступни, перезвон браслетов на щиколотках и тонких запястьях.

Стакан с золотистой жидкостью на стойке и скрестившиеся взгляды. Не нужно света, он сам светится, будто отражая серебристый свет полной луны. Худое гибкое тело за эти несколько дней покрылось лёгким загаром – он танцует, слишком близко, стоит протянуть руку – и пальцы запутаются в прядях отросших светлых волос, которые он поминутно отбрасывает с лица неуловимым кокетливым движением.

Малышка давно спит, наигравшись за день. Ей незачем быть здесь, ночь – их время.

Он танцует. Танцует как одержимый, неустанно, не останавливаясь ни на мгновение. Он, такой скованный и неподвижный в лучах солнечного света, – меняется до неузнаваемости с наступлением сумерек. Радостно теряет разум, растворяясь в танце, выглядит таким…непристойным?..

Лукавый взгляд из-под подкрашенных ресниц, алая точка между бровей, волны ткани, скорее обрамляющие, нежели прикрывающие змеиные изгибы тела. Лишь безумным усилием воли, скрипя зубами, заставлять себя оставаться на месте – не поддаться наваждению, не испортить прикосновением эту игру.

Не женщина и не мужчина. Каждое движение отзывается звоном колокольчиков, шелестом ткани, бешеным стуком сердца.

Утром, с первыми лучами солнца, вконец обессилев, он упадёт на песок – похожий на увядающий цветок. Снова вернётся светлоокий мальчик-послушник, с печальным задумчивым взглядом.

До наступления темноты…

@музыка: Housefull - Papa Jag Jayega

Заметки на левом запястье.

главная