02:03 

2015, весна. Запись №13


Download Jessica Lange Gods and Monsters for free from pleer.com


Огни свечей с сухим треском взметнулись к потолку — тени судорожно заметались по стенам, зеркало тонко зазвенело, нехотя отражая преображающуюся реальность.
В воздухе поплыла задумчивая туманная дымка, окутывая изящно задрапированную в драгоценную ткань женскую фигуру. Легкий шелест шёлковых складок, отблески бриллиантовых капель, ласковое касание невесомых перьев... Небрежный жест затянутой в тонкую перчатку руки — по стенам и потолку пробегает лёгкая рябь, и плесень, грязь и копоть уступают место мраморным панелям и колоннам и искусным росписям, пол под мелькающей в клубящемся тумане туфелькой разглаживается в блеске отполированного паркета. Лукавый взгляд поверх полураскрытого веера...
Листерман вздрагивает и отшатывается вглубь зеркала, вытягивая вперёд руки, заслоняясь от этого невыносимого сияния. Она смотрит ему прямо в глаза, будто в душу, да только нет у него души.
Едва уловимый вздох срывается с подкрашенных губ, и откуда-то издалека начинает звучать музыка — неустанное биение ритма сплетается с вибрацией струн, и огни свечей колеблются в такт... Лотта поёт — и голос её разносится далеко, наполняя собой длинные пустые коридоры с тысячами тысяч дверей. Двери распахиваются с лёгким хлопком, и смутные тени слетаются туда, где сияние огней и манящий стук живого сердца, где в клубах цветного дыма стоит она — сотворившая этот мир. Тени окружают её, тянут к ней руки, как озябший человек — к языкам пламени, но её взгляд прикован к тонкому силуэту в чёрном фраке по ту сторону зеркала, сегодня она поёт только для него.
Листерман заметался за зеркальной стеной, закрывая уши ладонями, отчаянно бросился вперёд, взвыв в бешенстве — зрачки сузились, рот растянулся в острозубой гримасе, черты лица исказились, теряя сходство с человеческими. Но она лишь продолжала петь, слегка покачиваясь в медленном танце, безмятежная и прекрасная, в окружении свиты теней.
«Она...победила...»
За его спиной из клочьев холодного тумана соткалась фигура — костлявая ладонь легла на плечо. «Даже ты связан правилами Игры.»
Потоки чернильных слёз заструились по звероподобному лицу — упав на колени, Листерман бился в припадке бешеной злобы, но был бессилен.
А голос всё разрастался, набирая силу, и маленький придуманный мирок больше не мог выдерживать этот напор — исчезли и зеркало с канделябрами, и колонный зал, и свита теней, — рассыпались в мириады мельчайших блёсток, и налетевший порыв ветра развеял всё.


Девочка, которая не должна была повзрослеть, стала наконец взрослой.

URL
   

Заметки на левом запястье.

главная